8 (495) 514 – 74 – 43

Пачка примы

Старый анекдот гласит, что уровень культуры че­ловека легко понять по тому, какую ассоциацию у него вызывает словосочетание «пач­ка примы». Для одних это упаковка соответствующих сигарет, для других — костюм солирующей балерины. Ко­роткая, плоская и при этом пышная юбка из многочис­ленных слоев фатина — такой мы привыкли видеть пачку на современной балетной сцене. Но такой она была да­леко не всегда.

 

Хитрость для «Сильфиды»

У пачки есть сразу три изобретателя. Это великая балерина XIX века Мария Тальони, ее отец Филиппо Тальони, балетмейстер и хо­реограф, и художник Эжен Луи Лами. Довольно долгое время танцовщицы выхо­дили на сцену в совершен­но обычных платьях своего времени — с длинными юб­ками из тяжёлой ткани, с плотными рукавами, порой даже с корсетами. Все это, разумеется, накладывало се­рьёзные ограничения на те партии, которые они могли исполнить. Движения бале­рин были попросту скованы.

Марию Тальони, которую всегда отличал оригиналь­ный и передовой для сво­его времени стиль танца, не устраивало, что ей при­ходится фактически под­страиваться под одежду. Ей хотелось, чтобы костюм, наоборот, помогал танцовщи­це. А потому она стала вы­ходить на сцену в простых легких платьях, без тяжелых деталей и украшений. Надо сказать, для первой поло­вины XIX века это уже было довольно смелым поступ­ком. Но Тальони пошла ещё дальше.

Стоит заметить, что Ма­рия Тальони, при всей своей грации и отточенной танце­вальной технике, далеко не отличалась ослепительной красотой или идеальным те­лосложением. В марте 1832 года (иногда называется дру­гая дата — март 1839-го) была назначена премьера балета «Сильфида». Мария танцева­ла в нем главную партию, а Филиппо Тальони занимал­ся постановкой. Перед ними встала довольно сложная задача — Мария должна была выглядеть на сцене волшеб­ным, неземным созданием. Решить проблему удалось с помощью костюма. Филиппо Тальони описал нужный об­раз, Мария описала платье, которое должно было при­близить её к этому образу, а художник Эжен Луи Лами по их заказу нарисовал эскиз. И вскоре Тальони впервые в истории вышла на сцену в пачке.

 

От хитона до «шопенки»

Конечно, пачка Марии Тальони сильно отличалась от того, в чем танцуют современные балерины. Она была довольно длинной, хотя и воздушной. И ноги танцовщицы были открыты буквально чуть-чуть. Но и этого хватило для того, чтобы часть общества возмутилась «непристойным» костюмом. Интересно, что среди возмущавшихся были и балерины. Но их, скорее всего, беспокоила не попранная мораль, а то, что при танце в легкой юбке требования к технике сразу повышались. Ведь зрители теперь видели каждое движение ног. Зато истинные любители танца ликовали.


 

Впрочем, прошло ещё немало времени, прежде чем пачка укоротилась до длины, хотя бы отдаленно напоминающей ту, к которой мы привыкли. И произошло это в России. Великая Анна Павлова танцевала ещё в пачке, которая доходила до середины голени. А вот её современницу Аделину Джури это уже не устраивало. И в начале 1900-х годов Джури как-то раз самолично схва­тила ножницы и отрезала половину подола у платья, в котором должна была фото­графироваться. С тех пор пачки стали неумолимо укорачиваться.

Стремясь придать балету дополнительный блеск, пач­ки часто украшали перьями, стразами и даже драгоцен­ными камнями. Но после 1917 года они стали более строгими и скромными (хотя одновременно ещё более короткими и поднятыми). Из России, по-прежнему за­дававшей тон в мировом балете, эта тенденция рас­пространилась и на другие страны.

Впрочем, старые формы пачки тоже никуда не де­лись. Иногда и современные балерины выходят на сцену в длинных и тонких юбках из фатина, очень похожих на те, в которых танцевала Анна Павлова. Это случается, на­пример, когда художник-по­становщик считает, что они лучше соответствуют образу. За такой пачкой закрепилось имя «шопенка» — от названия спектакля Михаила Фокина «Шопениана», поставленно­го в 1907 году.

Кроме того, до сих пор существует такая разновид­ность пачки, как хитон — длинное платье из шифона. Строго говоря, этот костюм называть пачкой нельзя — он однослойный, а термин «пачка» обозначает именно то, что юбка сшита из мно­жества слоев ткани, уложен­ных один на другой. В хи­тоне традиционно танцуют некоторые роли в класси­ческих балетах. Например, как правило, в него одета Джульетта.

 

Конструктор из фатина

Создание балетных костю­мов — это большое искусство и серьёзный труд. Пачки для прима-балерин и исполни­тельниц сольных партий шьются индивидуально, с учётом всех пожеланий и требований. Ведь костюм должен, с одной стороны, подчиняться сценографии и отражать замысел оформи­теля, а с другой — не мешать элементарной технике дви­жений. Потому и разновид­ностей пачек немыслимое множество — поднятые, опу­щенные, широкие, узкие…

Классическим считается диаметр в 48 сантиметров. На одну пачку уходит поряд­ка 11 метров фатина. А на сложные варианты — до 70 метров различных тканей! Швеи аккуратнейшим обра­зом укладывают их в складки, а затем сшивают слои между собой. Чтобы пачка жестко стояла, в неё вшива­ют обруч.

Балетные реалии накла­дывают множество ограни­чений. Например, на пач­ке не может быть никаких сложных застёжек, пуговиц или молний. Ведь они могут отлететь во время исполне­ния сложных партий. Или поранить руку партнера, выполняющего поддержки. Традиционно всё застёгива­ется на потайные крючки. А в некоторых случаях пачка попросту зашивается на ба­лерине непосредственно перед выходом на сцену.

На репетициях использу­ют пачки попроще. Но всё равно с определенного мо­мента балерина репетирует свою партию только в пачке. Ведь она должна рассчитать каждое движение. Её пар­тнер должен четко знать и понимать, как подходить к партнерше, как выполнять поддержки (очень широкая пачка может создать до­полнительные сложности). Хореограф-постановщик же должен заранее оценить, как все выглядит со стороны.

Бывали случаи, когда спектакль проваливался именно из-за неудачного подбора костюмов. С другой стороны, гениальные тан­цовщики способны увлечь зрителей своим исполнени­ем, во что бы они ни были одеты. Тем не менее подбору костюмов всегда уделяется повышенное внимание. Кста­ти, немало светских звезд попадали впросак, пытаясь привлечь к себе внимание тем, что надевали пачку как элемент костюма для выхода в свет. Все-таки эта одежда создана для сцены, и вне ее (даже на посольском при­еме или на красной дорожке Каннского кинофестиваля) выглядит скорее нелепо, чем шикарно.

 

 

Уже с середины XX века в балете наметились силь­ные модерновые тенденции. Постановщики стали отказываться от традиционных костюмов. И всё чаще появ­лялись спектакли, в которых привычных пачек не было ни на одной танцовщице. Универсальной сценической одеждой стало балетное три­ко, обтягивающее танцоров (и мужчин, и женщин) словно вторая кожа. Это позволяло ставить хореографию любой сложности, граничащую по­рой с акробатикой или цир­ковой гимнастикой. Но, по мнению ценителей старого стиля, плохо отражалось на эстетике.

Поэтому в классических балетах пачки сохранялись, даже когда прочтение клас­сики менялось и придумывалась новая хореография на ту же музыку. Так продол­жается и по сей день. Совре­менный балет открыт для любых экспериментов, но по-прежнему чтит классику, из которой вырос. И симво­лами этой классики остают­ся нестареющие пуанты и пачка.

Виктор Банев

«Загадки истории» №43 / 2016