8 (495) 514 – 74 – 43

Лесной человек

Охота в горах

Двое друзей отправились на охоту в горы. С собой парни взяли двух вьючных осликов, на одном из ко­торых везли все свое снаряжение, а на другом ехали сами, когда уставали идти. Рядом с осликами бежал огромный охотничий пес.

В те времена охотничье оружие было намного скромнее, чем сейчас. У молодых людей имелась пара крем­невых ружей, у каждого на поясе висело по кинжалу (или, как их на­зывали на абхазском — апсуахузба). Один из охотников имел лук, из ко­торого отлично стрелял.

Пробыв в горах три дня, они соби­рались уже сворачивать лагерь и воз­вращаться домой, тем более что дичи настреляли уже достаточно. На чет­вертый день, когда охотники двинулись в обратный путь, начали происходить непонятные вещи. Во-первых, их ослики стали чего-то явно бояться. А главное, настораживало странное поведение верного пса. Старый матерый кобель, который давно не боялся ни волка, ни даже медведя, перестал далеко от­бегать от людей, старался держаться у их ног. Иногда собака ощетинивала за­гривок и, обычно молчаливая, пару раз рычала на кого-то. Но охотники никого не видели. Чувство непонятной тревоги стало передаваться и людям. Молодые охотники не были суеверными трусами и, в отличие от стариков, не верили в
злых духов. Но на всякий случай, посо­вещавшись между собой, они решили на привале помолиться Всевышнему. Ну а потом заодно вознести хвалу и древнему богу охоты.

 

Ночной гость

Уже вечерело, и охотники решили, что пора разбивать лагерь и вставать на ночевку. Но стоило разбить лагерь, как вдруг ни с того ни с сего заскулил кобель. Потом он зарычал и бросился куда-то в темноту. Больше собаку они уже никогда не видели. Вслед за псом попытались сорваться и убежать и ослики. К счастью, они были крепко привязаны. Ещё через несколько мгно­вений охотников оглушил душераздирающий крик. Казалось, вопили одно­временно несколько человек. Крик был очень резкий, высокий.

Потом раздался свист. Охотники оцепенели от ужаса. Над местом привала нависала невы­сокая скала, защищая усталых пут­ников от ветра и дождя. Ужасные крики и свист доносились как раз оттуда — с навеса, образованного скалой.

Потом кто-то, судя по непрекращающемуся свисту, прыжками стал спускаться вниз к костру, где сидели путники. Напуганные парни, однако, крепко сжимали свои ружья в руках — сказывалась охотничья закалка. Вдруг прямо у костра появилось огромное существо, покрытое густой шерстью, и уставилось на парней. Глаза у существа были красные, ма­ленькие и, казалось, недобро горели в темноте, хотя, скорее всего, в них просто отражалось пламя костра.

 

Не выдержало сердце

Хотя оба молодых человека держали заряженные ружья, какая-то сила не давала им выстрелить в ночного гостя. А может, их просто сковал ужас, просто они не очень-то потом стремились в этом признаться. Лесной человек (абнауаю, как его на­зывают в Абхазии), видимо, никогда не видел огня. Может, любопытство и заставило его спуститься к людям. Как бы то ни было, он, не отрывая взгляда от охотников, сунул руку в пламя и, похоже, сильно обжёгся.

От боли он завыл и убежал куда-то в темноту. Один из парней, все это время просидевший у костра в оцепенении, наконец, встал и позвал друга по имени. Тот не отозвался. Как оказалось, он был мёртв. У бедного парня, вероятно, не выдержало сердце. Оставшийся в живых охотник побрёл прочь от этого места. Шёл он не осмысленно, а просто куда глаза глядят. Возможно, у него на какое-то время помутился рассудок.

Примерно через неделю его нашли пастухи. Охотник потерял ружье, одежда на нём была разорвана. Па­стухи привели беднягу в родное се­ление, где он почти месяц приходил в себя. Потом односельчане принесли тело его друга, завёрнутое в бурку и туго перетянутое веревкой. К тому времени тело охотника уже начало разлагаться. Но никаких следов на­сильственной смерти на нём не было.

Так что кто его знает, может, и сейчас где-то по горам Абхазии бродит престарелый абнауаю с обо­жжённой рукой. Кто же знает, долог ли век лесных людей?

 

Станислав Барганджия, г. Озёры Московской обл.

«Невыдуманные истории» №9 / 2016