8 (495) 514 – 74 – 43

Архангельское - подмосковный Версаль

Идеальное место для романтических прогулок и свадеб. В погожий уик-энд то и дело среди аккуратно подстриженных кустов роз и мраморных статуй мелькают дамы в белом и мужчины во фраках, а также слышатся хлопки вылетающих пробок из-под шампанского.

Только в отличие от Красной площади или сада Эрмитаж (также популярных свадебных декораций) в Архангельском легко затеряться, сбежать, а значит, всегда есть шанс избежать других молодоженов.

Дорога в Архангельское

Чтобы попасть сюда, нужно выехать из столицы по свежепостроенному Новорижскому шоссе и после широких разливов Москвы-реки на съезде повернуть направо на Ильинское шоссе. Далее вы увидите указатель на усадьбу Архангельское. Вскоре появится официальный вход и кассы усадьбы. Чтобы попасть в усадьбу не официально, а вместе с прогуливающимися здесь местными жителями, нужно проехать на машине чуть дальше, до посёлка дачного хозяйства Архангельское, со стороны которого имеется открытый проход в усадьбу.

Можно также заехать через Рублёво-Успенское шоссе, которое пересекается с Ильинским шоссе. Так, проехав Иьинское и Глухово, попадаем в Архангельское.

История

Появилась усадьба в месте Уполозы в XIV веке. В 1667 году здесь, на высоком берегу Москвы-реки, был построен каменный храм Михаила Архангела — от него появилось название села, а потом и усадьбы. Гармоничное однокупольное сооружение с тремя рядами кокошников — самая древняя постройка на территории Архангельскою. Создание известного архитектурно-паркового ансамбля связано с Дмитрием Михайловичем Голицыным, сподвижником Петра I.

Будучи образованным человеком и страстным путешественником, Д.М.Голицын собрал в усадьбе большую библиотеку из 6000 книг и около 300 рукописей. В основном его интересовали политические трактаты и история.

После смерти Петра I Голицын совместно с Долгоруким пытались захватить власть, но воцарение Анны Иоанновны помешало их планам. Дерзкое посягательство на трон изрядно разозлило новую императрицу. После чего Д.М.Голицын оказался в опале и был вынужден замкнуться в Архангельском. От нечего делать Дмитрий Михайлович занялся садоводством и строительством. Им был разбит сад в 5 десятин с «перспективными аллеями», обсаженными липами и «штамбованными» деревьями. Любоваться плодами труда Голицына мы можем и по сей день.

В конце XVIII века Архангельское пополнилось новым дворцом. По крайней мере, сохранился чертёж дворца, подписанный архитектором Шевалье де Горн в 1780 году. Потомок Д.М.Голицына и новый владелец усадьбы — Н.А.Голицын странствовал по Западной Европе, поэтому мало занимался организацией жизни в усадьбе. Однако дворец был достроен.

В 1810 году имение с регулярным парком приобрел директор императорских театров Эрмитажа, меценат Н.Б.Юсупов, который превратил его в роскошный усадебный комплекс, сравнимый с усадьбами петербургских пригородов. Именно при нём Архангельское приобрело славу литературного центра Подмосковья,а также галереи искусств.

Юсупов приобрел Архангельское в том числе для того, чтобы разместить во дворце свои художественные коллекции и обширную библиотеку. Для возобновления строительства он привлёк именитых архитекторов того времени — О.И.Бове, Е.Д. Тюрина, С.П.Мельникова, И.Д.Жукова и итальянца П.Г.Гонзаго. А для реализации интерьерных замыслов организовал фарфоровый и хрустальный заводы, а также ковровые мастерские.

Театр, построенный в 1817 году по проектам О.И.Бове и П.Г.Гонзаго, знаменит роскошными декорациями Пьетро Гонзаго. Кстати, Архангельское — единственное место, где сохранились декорации известного итальянского мастера.

Неся дипломатическую миссию при сардинском дворе в Турине. Юсупов параллельно занимался закупкой ценностей для Эрмитажа и Павловска. Понятно, что себя он также не забывал, поэтому Архангельское изобиловало отменными образцами искусства. В 1830 году усадебный ансамбль был завершён. После чего в Архангельском ещё чаще стали происходить многолюдные балы и фейерверки.

Последней наследницей Архангельского стала правнучка Н.Б.Юсупова — Зинаида Николаевна Юсупова. Многие мечтали на ней жениться, однако княжна предпочла красавца офицера Феликса Феликсовича Сумарокова-Эльстон. В 1917 году, когда усадьба была национализирована, З.Н.Юсуповой удалось эмигрировать в Париж. Там для того чтобы выжить, ей пришлось продать фамильные ценности и коллекцию ювелирных украшений.

В конце 1920-х годов из усадьбы вывезли книги, которых насчитывалось около 22 тысяч томов. Лишь небольшая часть поступила в фонды Государственной библиотеки. В 1937 году уничтожили Лимонную и Лавровую оранжереи в парке. В 1934-1937 годах в парке построили два санаторных корпуса, несколько исказивших архитектурно-художественное своеобразие усадьбы. В Архангельском в настоящее время работает военный санаторий.

Прогулка по усадьбе

Путь к усадьбе лежит через лес. Прямая дорога выводит к ворцу. По-сказочному меж густых хвойных стволов вдруг начинает просвечивать светлый силуэт дворца Архангельского. Высокая арка приглашает в парадный двор. Она замыкает два крыла дворца, охватывающих двор колоннадой тосканского ордена. Дворец создан в стиле раннего русского классицизма. В этом стиле уже нет беспокойной динамики барокко, но вместе с тем в нём ещё и нет строгого спокойствия зрелого классицизма. Архитектура дворца изящна и легка. Его фасад расписан панно, создающими иллюзию парковых перспектив. Сверху его венчает бельведер. Дворец был построен крепостными мастерами по проекту де Герна. В нижней анфиладе залов как раз размещалась собранная Н.Б.Юсуповым коллекция западноевропейской живописи. На втором этаже находились жилые комнаты и библиотека, насчитывающая почти 24 тысячи томов.

Поднявшись по лестнице и обойдя дворец, оказываемся с его противоположной камерной стороны. Здесь нас ждёт живописная панорама парка, террасами спускающегося в долину Москвы-реки. На аллее, ведущей от центра парконого фасада дворца к террасам, — скульптурная группа «Геркулес и Антей», созданная из мрамора итальянским мастером Стефано Модерна по сохранившейся на тот момент восковой модели Микеланджело. Сам Микеланджело осуществить свой замысел в мраморе не успел. Слева от дворца, или в восточной и парка, находятся два памятника, установленные здесь уже в XX веке.

Первый из них – бронзовая скульптура «Скорбь» автора К.Г.Барта. Бронзовый юноша с гаснущим факелом олицетворяет погибшего сына Зинаиды Николаевны Юсуповой. Он был установлен ею в напоминание о сыне, так же как и усыпальница Юсуповых.

Второй — бюст А.С.Пушкина, побывавшего в усадьбе в 1827 году и написавшего по этому поводу хрестоматийное стихотворение «К вельможе». Вот как описана усадьба в этом произведении:

Ступив за твой порог,

Я вдруг переношусь во дни Екатерины.

Книгохранилище, кумиры, и картины,

И стройные сады свидетельствуют мне,

Что благосклонствуешь ты

                                     музам в тишине,

Что ими в праздности ты дышишь благородной.

Вспомнив хрестоматийные строки, можно далее углубиться в левую часть парка. Спустившись немного вниз по дорожке, скоро мы наткнёмся на дом для приезжающих. Старый бревенчатый дом со стрельчатыми окнами остался в первозданном виде ещё с дореволюционных времён. Это единственное здание подобного типа на территории усадьбы. За ним уже виднеется красивейший храм-усыпальница Юсуповых. Он внешне напоминает петербургский Казанский собор.

Строительство пантеона-усыпальницы было задумано княгиней Зинаидой Николаевной Юсуповой после трагической гибели на дуэли её сына Николая и продолжалось с 1909 по 1916 год. Княгиня собиралась перенести в пантеон останки всех Юсуповых, похороненных в разное время в Москве, Петербурге и других губерниях, однако её мечте не суждено было сбыться. Помешала революция. На куполе пантеона — лепные фигуры ангелов, в знак скорби низко склонивших головы и опустивших притушённые факелы.

За усыпальницей находятся Святые ворота с аллеей, ведущей к церкви. Церковь Михаила Архангела была построена зодчим Павлом Потехиным ещё в 1667 году по заказу Якова Никитича Одоевского взамен обветшалого деревянного храма. В 1826 году церковь с севера обнесли оградой из камня и декорировали мелкой галькой. В центре ограды были сделаны святые ворота, а по бокам деревянные трехъярусные башни со шпилями, схожие с колокольней.

От многочисленных служебных построек остались двухэтажный конторский флигель и необычный флигель «Ворота над оврагом» с проездной аркой. В правой, или западной, части парка среди деревьев проглядывает Малый дворец «Каприз», построенный ещё во времена Голицыных.

Рядом с дворцом — бывшая голицынская библиотека, а позднее, во времена Юсуповых, «Чайный домик», в котором гости останавливались отдохнуть во время прогулок по паркам. Рядом находится храм-памятник Екатерине, миниатюрный павильон с фигурой императрицы в образе богини правосудия Фемиды. Правда, Екатерина в Архангельском не бывала, но отношение Н.Б.Юсупова к ней было особым, и «Храм Екатерины» стал местом выражения чувств хозяина имения к любимой императрице.

Вдали от дворца и парка на правой стороне Ильинского шоссе находится театр, возведённый по проекту О.И.Бове с участием венецианского художника П.Гонзаго. Теaтр сейчас восстановлен и функционирует. Когда-то этот театр принёс славу Юсуповым. Нестор Кукольник в издаваемой им «Художественной газете» подробно описал этот театр, назвав его «важнейшей достопримечательностью Архангельского села»: «Эта прелестная игрушка состоит из 22 двухместных лож с внутренним сообщением в двух ярусах и из небольшого партера и может вместить в себе до 400 зрителей, но самая величайшая драгоценность — это 12 перемен декораций, писанных неподражаемой кистью Гонзаго; из уважения к художнику и желая сохранить сколь возможно долее эту живопись, которая столь же быстро осыпается, как разноцветные украшения на крыльях мотылька, покойный владелец не позволял на этом театре сценических представлений».

Декорации Гонзаго

Они являлись важной частью оперы или пьесы. За счет ловкого обращения с перспективой, а также чувства цвета и света они расширяли пространство, создавали правдоподобное ощущение нахождения в античном дворике или в средневековом замке и т.д. в  зависимости от содержания пьесы. К сожалению, из дюжины композиций, созданных Гонзаго для театра в Архангельском, до нашего времени дошло чуть больше трети, то есть 4 перемены и занавес. Однако даже эта малость вместе с 9 акварельными копиями гонзаговских работ, которые крепостные художники написали при подготовке театра к открытию, позволяет студить о мастерстве венецианского декоратора.