8 (495) 514 – 74 – 43

Добрая королева

Все, кто знал Екатерину Павловну, восторженно отзывались и о ее внешности, и об уме, и о человеческих качествах. Прожила она всего-то 30 лет. Но за это сравнительно короткое время успела сделать много добра людям и завоевать всеобщие любовь и доверие.

 

Умница и красавица

Дочь будущего царя ро­дилась в 1788 году. Её назвали одновременно и в честь ба­бушки, императрицы Екатерины II, и в честь Екатерины Романовны Дашковой, ди­ректора Санкт-Петербургской Императорской академии наук. Такое имянаречение, как казалось родителям, стало чем-то вроде поже­лания девочке быть умной и усидчивой. Неизвестно, какую роль сыграло имя, данное в честь двух выдаю­щихся женщин. Но Като, как звали девочку родные, росла очень смышлёной и самостоятельной. 

 

 

Её венценосная ба­бушка в 1790 году дала о ней недобрый и противоречивый отзыв, в котором отметила способность внучки занимать себя самостоятельно: «О ней ещё нечего сказать, она слишком мала и далеко не то, что были братья и сёстры в её лета. Она толста, бела, глазки у неё хорошенькие, и сидит она целый день в углу со своими куклами и игрушками, болтает без умолку, но не говорит ничего, что было бы достойно внимания…»

Бабушка умерла, когда внучке было всего восемь лет…

Впрочем, уже в то время было ясно: Екатерина Пав­ловна — незаурядная лич­ность. Вот как о ней спустя несколько лет писал один из современников: «Она принад­лежала к весьма немногому числу тех особ, которые, будучи вознесены саном и рождением над прочими смертными, пренебрегают разговорами о мелочных и вседневных предметах и охотнее склоняют речь к предметам возвышенным».

«Екатерина Павловна, сестра императора, впо­следствии королева Вюр­тембергская, будь её сердце равным её уму, могла бы очаровать всякого и го­сподствовать над всем, что её окружало. Прекрасная и свежая, как Геба, она умела и очаровательно улыбаться, и проникать в душу своим взором. Глаза ее искрились умом и веселостью, они вы­зывали доверие и завла­девали оным. Естественная, одушевленная речь и здравая рассудительность, когда она не потемнялась излишними чувствами, сообщали ей своеобразную прелесть. В семействе ее обожали, и она чувствовала, что, оставаясь в России, она могла играть самую блестящую роль!» — восторгался другой.

Надо сказать, особенно ценил достоинства Екатерины Павловны ее старший брат, император Александр I, ко­торый во всем советовался с «любимой Като». Некоторых даже раздражала заметная беспомощность, которую Александр ощущал, когда рядом не было любимой сестры.

Но судьба распоря­дилась так, что именно этого близкого человека государь быстро лишился. Сначала брата и сестру разлучило рас­стояние, а потом — смерть.

 

Странный, но счастливый брак

Император до того не хотел расставаться с лю­бимой сестрой, что никак не хотел выдать ее замуж за границу. Под его давлением она отказалась от предло­жения австрийского импе­ратора! Брат-де сказал: глава западной империи лыс, малоросл и стар. В общем, никак не подходит красавице Екатерине. А ведь великая княжна была отнюдь не прочь возглавить Австрию…

 

Семейство Павла I

 

В 1808 году Екатерине Пав­ловне сделал предложение сам Наполеон. К тому моменту он уже оставил надежду на то, что любимая жена Жозефина родит ему наследника. И рас­четливый честолюбец стал подыскивать себе новую партию — молодую и плодо­витую. Для его целей, личных и политических, больше всего подходила сестра русского императора.

Но тут взбунтовались уже Мария Федоровна (мать Александра с Екатериной) и сама Като. Репутация На­полеона Бонапарта в глазах этих женщин выглядела хуже некуда. Кроме того, все знали, что император по-прежнему любит Жозефину…

В итоге Екатерина Пав­ловна приняла предложение человека, которого все считали недостойным её. Супругом умницы и красавицы стал принц Георг Ольден­бургский. О нем тогда писали так: «Этот брак всех удивил. По родству он противоречил уставам церкви, так как они были между собой двою­родные. Наружность герцога не представляла из себя ничего привлекательного, но он был честный человек в полном смысле слова. Екатерина Павловна имела благоразумие удовольство­ваться им, и по природной своей живости скоро привя­залась к мужу со всем пылом страсти». Хорошенькая Като странно смотрелась рядом с прыщавым и низкорослым мужем. Но тем не менее им было хорошо вместе.

После свадьбы, состояв­шейся в 1809 году, супруги остались в России, где Георг возглавил ведомство путей сообщения. В этом браке родились два сына.

Во время войны 1812 года Екатерина Павловна с мужем занимались организацией госпиталей для раненых. Во время обхода палат в одном из таких лечебных заведений Георг простудился и тяжело заболел. Вскоре он скончался. Горю вдовы не было предела. Тогда ведь никто не знал, что главную любовь в жизни Екатерине Павловне еще предстоит встретить…

Три года Като была без­утешна. Чтобы отвлечься от грустных мыслей, она спала на жесткой кушетке, поднималась засветло, писала письма, читала, играла с детьми. Она уехала в Европу, чтобы там забыть о счаст­ливых годах, прожитых на родине.

Но всё-таки однажды она вышла в свет. И сразу про­извела фурор, несмотря на скромное траурное платье. Ей сделал предложение из­вестный холостяк и рас­путник — принц Уильям Кла- ренский! Потом она получила любовное письмо от его брата! Но сердце женщины молчало.

Заговорило оно, когда на русскую красавицу об­ратил внимание принц Виль­гельм Вюртембергский. То был аристократ, который уже отчаялся встретить свое счастье. Ему выпала трудная судьба: в раннем возрасте его женили на женщине, ко­торую он сразу возненавидел. Вскоре после свадьбы принц с ней разъехался и больше не виделся никогда. Их развели заочно. Эту женитьбу принц воспринял как оскорбление. И долго не мог оправиться, считая, что счастливая семья — не для него.

 

Георг Ольденбургский

 

Тем не менее трогательная и смышлёная русская вдова произвела на него большое впечатление. За предло­жением дело не стало. Ека­терина Павловна сразу поняла: она встретила, на­конец, своего человека, который заменит ей незаб­венного Георга.

В 1816 году влюбленные поженились. Вскоре они пе­реехали в Штутгарт. К сожа­лению, мечтам Александра I о возвращении в Россию любимой сестры не суждено было сбыться.

Когда кто-то в присутствии Вильгельма заикнулся о том, что, мол, неплохо бы сы­новьям Екатерины от первого брака остаться в России, чтобы не забыть родного языка, отчим пришел в ярость. Он считал детей Като своими. Так что мальчики отбыли вместе с мамой в Штутгарт.

 

На благо новой страны

Там Кати — так звал её муж — пришлось нелегко. Но она с энтузиазмом взялась за улуч­шение жизни жителей Вюр­тембергского королевства. Она была так старательна, так радела за благополучие людей, что её полюбил даже король Фридрих, славив­шийся своим тяжелым харак­тером. Русская невестка ста­ралась дать людям работу, а не раздавать милостыню. Ко дню рождения она по­лучила от свекра в подарок замок, из окон которого откры­вался вид на гору Ротенберг…

Как-то Кати шепнула мужу, что хотела бы быть похоро­ненной на этой горе. Виль­гельм ужаснулся: жене ведь не исполнилось еще и 30 лет. Всё шло отлично: в 1816 году у них родилась дочь, и он после смерти отца стал королём.

Кати, несмотря на то что у неё был маленький ре­бенок, теперь боролась с угрозой голода, вызванной неурожаем. Она выписывала на свои деньги лучших агро­номов. И достигла своего: 1817 год стал урожайным — голод отступил.

В июне 1818 года у четы родилась вторая дочь. Бе­ременная ею Екатерина до­билась того, что в королевстве открыли институт благо­родных девиц — на манер пе­тербургского…

В январе 1819 года Кати простудилась. Переохлаж­дение дало осложнение на голову — началось рожистое воспаление, которое бук­вально за три дня убило мо­лодую женщину.

После смерти стало ясно, как штутгарцы полюбили добрую королеву. Весь город оделся в траур. На Вильгельма страшно было смотреть.

Он выполнил волю жены: на вершине горы Ротенберг воздвигли православную церковь, в которой и сегодня находится усыпальница умной и красивой Екатерины Павловны.

Ольга Соколовская

«Загадки истории» № 42 / 2016