8 (495) 514 – 74 – 43

Кто и зачем придумал паспорт?

Если обратиться к пись­менным памятникам, там можно найти скудные упоми­нания о том, как люди пыта­лись удостоверить свою лич­ность.

 

Всегда с собой!

Например, в Древнем Египте никто не мог отлу­читься без разрешения мест­ных властей. «Кто где-либо в пути, или при переезде с места на место, или при пересадке на берег, или при посадке на корабль будет обнаружен без сиджил, того следует задерживать, судно и его содержимое должно быть конфисковано и сожжено», — такое указание о наличии документа, удостоверяюще­го личность, датированное 720 годом до нашей эры, было начертано на листе па­пируса. Чуть позже для тех, кто решил покинуть Египет, был введен джаваз, в кото­ром отмечались дата выезда и сопровождающие — слуги и рабы. А документ выда­вал сановник, палец ко­торого украшал золотой перстень с вырезанным именем фараона, удосто­веряющий полномочия чиновника. В Древнем Китае и Золотой Орде та­ким символом власти яв­лялись золотые таблички с именем правителя и полной расшифровкой ранга владельца. В Древ­нем Риме и Древней Греции удостоверения выдавались только для
выполнения особой миссии или за особые заслуги перед отечеством.

Упоминание о первом па­спорте можно найти в Ветхом Завете. Тогда некто Неемия, житель Персидского царства обратился к правителю Ар­таксерксу с разрешением на путешествие от Персии до Иудеи. «И сказал я царю: если царю благоугодно, то дал бы мне письма к заречным об- ластеначальникам, чтоб они давали мне пропуск, доколе я не дойду до Иудеи, и письмо к Асафу хранителю царских лесов, чтоб он дал мне дерев для ворот крепости, которая при доме [Божием], и для го­родской стены, и для дома, в котором бы мне жить. И дал мне царь, так как благоде- ющая рука Бога моего была надо мною».

 

Объявлен учёт

Главная история паспорта в Европе началась во вре­мена Средневековья. Да и само название «паспорт» появилось от словосочета­ния французских слов passe («проход») и port («порт»). Первоначально оно обозна­чало пропуск для прохода в гавань, за исключением су­хопутных путешественников. Потом и для этой категории были введены соответствую­щие удостоверения. Сдела­но это было для того, чтобы отделить законопослушных граждан от бродяг и нищих. Немного позже с целью выяв­ления дезертиров были введены военные паспорта, а для граждан стран, где свиреп­ствовали эпидемии, — так на­зываемые чумные паспорта. Затем паспортизация косну­лась представителей некото­рых национальностей и сословий, например, евреев и учеников ре­месленников. Во Фран­ции пик учета пришел­ся на конец XVIII века, когда была запрещена любая отлучка с посто­янного места житель­ства без паспорта — так политическая полиция пыталась бороться с государственными преступниками, в том числе и со шпионами. Подобная политика
стремительно набирала обо­роты и в других европейских странах, пока правители не сообразили, что подобные документы, ограничивая сво­боду передвижения челове­ка, тормозят развитие про­мышленности. А «нехорошие люди» могут жить и по фаль­шивому паспорту.

До начала Первой миро­вой войны паспорт считался необязательным докумен­том, поскольку развитие железнодорожной сети приве­ло к огромному росту числа туристов и коммивояжеров, а контроль их передвиже­ния через границы оказался очень затратным. И только с начала боевых действий паспорт снова был введен в оборот для учета военнообя­занных, управления мигра­ционными потоками и для борьбы со шпионами. После окончания Первой миро­вой войны созданная Лига Наций, начиная с 1920 года, несколько раз созывала кон­ференции по поводу унифи­кации паспортов, но только в 1963 году её преемница в виде ООН определилась со внешним видом паспорта: многостраничный буклет размером 88×125 миллиме­тров.

 

Серпастый, молоткастый…

А вот история паспорти­зации в России началась с 1649 года после появления Соборного уложения. Тогда желающим отправиться в пу­тешествие следовало «челом бить» государю о выдаче так называемой «проезжей гра­моты». Впрочем, таких желаю­щих поначалу было немного, а когда их число начало увеличиваться, то выдавать такие грамоты стали Посольский, Иноземский, Разрядный, а также Сибирский и Казанский приказы. Чуть позже подоб­ные удостоверения лично­сти в отдаленных местностях было разрешено выдавать во­еводам. Серьезная реформа была проведена во времена правления Петра I. Тогда на­чался самовольный уход кре­стьян в Сибирь и на Дон, что стало серьезной проблемой для власти.

 

В результате был организован строгий учет, и каждый крестьянин, от­правляющийся на заработки в другие места, должен был получить «пропускное пись­мо», в котором описывалась внешность подателя. Немного позже такие документы стали получать мастеровые, кото­рым разрешили свободно передвигаться по территории России. А за подделку доку­мента мошеннику грозила вечная каторга. Тогда же, при Петре I, были установлены документы для выезда дво­рян за границу. В 1803 году, кроме крестьян, удостовере­ния личности стали выдавать купцам и мещанам. Во второй половине XIX века была соз­дана Паспортная комиссия, которая предложила ввести в обиход понятие «вид на жи­тельство». При этом удостове­рение личности при оседлом образе жизни не требовалось, его следовало получать в случае отъезда с постоянно­го места жительства, причем представителям всех сосло­вий. Мужчинам паспорт вы­давали по достижении 18 лет, а женщинам — после 21 года. Мещане, например, могли получить документ на срок от года до пяти. Рабочие же — только на полгода и при на­личии рекомендации цехов, артелей или общин. Такие ограничения способствовали привязке людей к конкретно­му месту жительства. Тогда же появились и бессрочные паспорта, которые выдавали отставным офицерам, дво­рянам, гильдейским купцам и чиновникам. И только в 1906 году появилась похожая на современную «паспортная книжка», в которой помимо фамилии, имени и отчества содержались сведения о семейном положении, месте жительства и наличии детей.

После Октябрьской рево­люции паспорта хотя и оста­лись на руках у населения, но свое былое значение сильно утратили. Сначала документ был объявлен пережитком прошлого, орудием полицей­ского произвола, и в январе 1922 года ВЦИК объявил о сво­боде передвижения. А летом следующего года паспорта и понятие «вид на жительство» были вообще отменены. Удо­стоверения личности (напри­мер, в виде мандатов) могли бессистемно выдавать много­численные организации и ведомства с указанием места прописки. На такой бумаге достаточно было подписи от­ветственного лица и печати. Так продолжалось до конца 1920-х годов, когда началась индустриализация страны. И тут появилась проблема. С од­ной стороны, на предприяти­ях требовались рабочие руки, причем к тому времени зна­чительную часть трудящихся в промышленном секторе составляли крестьяне, пере­бравшиеся из бедных дере­вень в богатые города. С дру­гой — всю эту многочисленную армию нужно было кормить. Вот тогда для балансировки людских потоков было реше­но возобновить паспортную систему, причем удостове­рения личности выдавать только жителям городов, но не крестьянам. 1932 году по­явился первый советский паспорт, который выдавался лицам, достигшим 16-летнего возраста. Когда владельцу ис­полнялось 24 года, в течение суток он должен был офор­мить прописку. Кроме того, на страницах паспорта, в допол­нение к образцу 1906 года, делались отметки о месте ра­боты и социальном положе­нии. А в 1937 году на первую страницу стали приклеивать фотографию владельца. В се­редине прошлого века граж­данам, достигшим 40-летнего возраста, стали выдавать бес­срочные паспорта. Но, кроме общегражданского паспорта, существовали ещё несколько его разновидностей — напри­мер, дипломатический па­спорт или паспорт моряка.

 

Сергей Уранов

«Загадки истории»  №11 / 2017