8 (495) 514 – 74 – 43

На краю земли

Байдара из рёбер

С аборигенами-чукчами мы встретились в районе косы Двух Пилотов. На этой косе в 1930-х годах разбились два лётчика, за что она и получила свое название. В конце августа, ближе к концу сезона, погода была уже не летняя: пошёл снег и начались первые метели. Ближе к вечеру мы плыли на байдаре вдоль берега Чукотского моря и искали место для ночлега.

Вдруг видим на берегу ярангу. Яранга — это сооружение из китовых рёбер, обтянутых шкурами моржей и оленей. По такому же принципу делают чукотскую байдару — это тоже каркас, обтянутый моржовыми или нерпичьими шкурами. Ее вес не превышает 20-30 килограммов, а на борт она берёт трёх-четырех человек. Преимущества такой байдары мы не раз смогли оценить в своей работе.

Непривычное угощение

Высадившись на берег, мы подошли к яранге. В неё ведь не постучишься, как в дом, так что мы просто вошли в жилище. В центре горел костерок, а над ним висел чайник. В углу в спальных мешках дремали двое. Мы не могли тогда знать, что чукчи отдыхают в мешках из оленьих шкур совершенно голые.

Нисколько не смущаясь, хозяева — старик и его жена — вылезли из мешков, накинули на себя камлейки (легкие кожаные рубашки) и сразу потребовали спирта за ночлег. Мы поделились своими запасами — спиртом, тушёнкой и чаем. Они, в свою очередь, угостили нас солёной рыбой с резким душком и сырой печенью нерпы. Еда, мягко говоря, необычная даже для наших желудков, привычных к походной пище. Однако мы немного поели, чтобы не обидеть хозяев.

Запах в яранге был далеко не самый приятный. Как оказалось, чукчи используют для выделки оленьих шкур собственную мочу. И даже нас они попросили не расходовать её понапрасну, а собирать в специальную ёмкость, стоявшую там же, в яранге. Вскоре усталость взяла свое, и мы заснули, невзирая на экзотические условия.

Гостеприимство по-чукотски

Утром старик-хозяин отвел меня в сторону и предложил свою жену на полчасика. Плата — бутылка спирта. Я отказался, хотя и максимально вежливо, так как уже слышал про такой обычай
гостеприимства у чукчей. Мой отказ его не обидел. Старик предложил нам попробовать местные деликатесы.

Надо сказать, что чукчи с удовольствием едят сырую рыбу, сырую печень убитых животных и медвежий жир. Этим они восполняют потребность в жизненно необходимых витаминах. Ну, и желудки у них привычные к такой еде. Я, впрочем, всегда был склонен к экспериментам и как-то раз съел немного медвежьего жира. Несло меня потом со страшной силой. На три дня пришлось сделать перерыв в работе.

На сей раз мне предложили съесть живого гольца — это такая рыбешка без чешуи. Вообще-то голец довольно крупная рыба, но чукчи ели мальков, глотая их целиком. Вначале я сомневался, но в итоге все же решился. Я проглотил рыбку и ещё какое-то время мне казалось, что я ощущаю её трепыхание у себя в желудке. Этим поступком я заслужил уважение чукчей и моих спутников. На сей раз поедание непривычной пищи прошло без последствий.

Покорители Азии

Это был мой, пожалуй, самый трудный, но и самый интересный сезон. В конце сентября мы дошли до Берингова пролива. Я стоял там, на самом краю Северо-Восточной Азии, и смотрел в бинокль в сторону Аляски. Конечно, Аляску я увидеть не мог, до неё оттуда было более сорока километров. Скорее всего, я увидел острова Диомида, где находилась самая восточная в России погранзастава.

Меня обуревали разные чувства. Возможно, что-то подобное испытывают первооткрыватели или покорители горных вершин. Я дошёл до края Земли, нахожусь так далеко от любой цивилизации, наедине с суровой, но красивой природой. Ради таких мгновений стоит жить!

Яков Михайлович Орловский, г. Эрланген, Германия
«Невыдуманные истории», №9 2015