8 (495) 514 – 74 – 43

Ведущий актёр

Бегство

И вдруг ночью мне приснился стран­ный сон. Снилось мне, будто я бегу по длинной анфиладе из каких-то темных подвальных комнат. Бегу изо всех сил, потому что за мной кто-то гонится. У меня перехватывает дыхание, сжима­ется сердце, мне очень страшно. А то­пот ног преследователя уже слышится у меня прямо за спиной. Тогда я реша­юсь обернуться и вижу прямо перед собой какого-то лилипута, который пытается меня схватить. Он уже тянет ко мне свои руки, и я знаю, что они не просто холодные — страшно ледяные!

От ужаса я с силой делаю последний рывок и… просыпаюсь.

Я долго лежала в постели, чувствуя, как бешено колотится сердце. Долго не могла прийти в себя от этого столь реалистичного сна. Правда, спустя какое-то время я о нем все же поза­была. А когда мы с мамой и братом отправились на спектакль во второй половине того же дня, я о нём и вовсе уже не вспоминала.

 

Жуткий артист

Спектакль проходил в городской фи­лармонии. Наши места находились в первом ряду бельэтажа — небольшого возвышения над зрительным залом, отгороженного от него балюстрадой. Спектакль начался. На сцену один за другим стали выходить маленькие артисты. И вдруг я увидела его! Того самого лилипута, который гнался за мной во сне! Я не могла ошибиться, я хорошо запомнила его лицо. В спек­такле он был ведущим. Он говорил с каким-то странным легким акцентом, словно иностранец.

Выйдя на сцену, этот артист об­вел зал глазами и… увидел меня! Он сразу же словно приклеился ко мне взглядом. С этой минуты слова своей роли он говорил, глядя не на артистов, а поверх зала, в направлении нашего бельэтажа. Он пристально следил за мной, за всеми моими движениями, ни на секунду не выпуская из поля зрения. Это заметили даже зрители, которые стали то и дело оборачивать­ся в нашу сторону.

— Что он хочет от нашей девочки? — сказала мама, которая тоже заметила беспокойный взгляд лилипута, внима­тельно следившего за мной.

А у меня неожиданно страшно раз­болелся зуб. Одновременно меня ста­ло сильно тошнить от сковавшего из­нутри ужаса. Я чувствовала себя все хуже и хуже. В конце концов, мне ста­ло настолько плохо, что мама вынуж­дена была увести нас с братом рань­ше, чем закончилось представление.

 

Спасительный камень

Следующей ночью мне опять при­снился тот же самый сон. Я опять бе­жала с бешено колотящимся сердцем по полутемным комнатам. И опять за мной гнался все тот же лилипут. Толь­ко на этот раз я уже знала, кто это. Впрочем, от этого мне вовсе не стано­вилось легче. Я неслась по комнатам легче пушинки, да только и преследо­ватель не отставал. Он уже тянул ко мне свои ледяные руки. Вот-вот схва­тит! И тут я увидела в одной из комнат на полу большой булыжник. Я мгно­венно нагнулась, схватила его и броси­ла в лилипута. Тот упал и остался ле­жать на полу. Я же убежала вперед…

На следующий день мама, просма­тривая газеты, сказала:

— Странно! Театр лилипутов соби­рался выступать в нашем городе це­лую неделю. А сейчас вдруг объявля­ют, что они решили уехать, потому что у них заболел ведущий актер!

Я не стала спрашивать, кто это. Я и без того знала.

Светлана Михайлова, г. Москва

«Невыдуманные истории! №3 май 2014