8 (495) 514 – 74 – 43

Симферопольский левша

Когда я вернулся, авторучка очень понравилась моему старшему брату, будущему журналисту. Мы договорились, что я подарю ему это перо, но сначала сделаю гравировку с его именем.


Без очереди

Практически сразу после этого ока­завшись в Симферополе, я не стал затягивать с выполнением обещания и отправился искать мастерскую, где можно сделать гравировку. Выбор был довольно велик, но я заинтересо­вался небольшой мастерской в центре города. Она привлекла меня какой-то особой атмосферой. Каждый мастер неспешно занимался работой, было тихо, бесшумный вентилятор соз­давал приятную прохладу. Никакой базарной толкотни и раздражающих очередей, характерных для подобных заведений.

Я подошел к граверу. Первое, что бросилось мне в глаза, это идеальный порядок на его столике. Помимо при­вычной граверной машинки, здесь присутствовало множество других мелких инструментов — резачков, тонких фрез, штихелей, пинцетов и т.Д.

Сам мастер, мужчина лет сорока, как раз в этот момент трудился над небольшой полированной табличкой.

Я залюбовался его выверенными дви­жениями. И тут к столику гравера по­дошел мужчина. Не обращая внимания на меня, он обратился к мастеру:

— Можно ли сделать гравировку на золотой цепочке?

 

Невыполнимый заказ

Я, хоть и пришёл первым, не стал нарываться на конфликт и следил за ситуацией. Гравёр оторвался от работы и с большим достоинством попросил показать ему цепочку. Посе­титель положил на столик перед гравёром очень тонкую цепочку.

— Вот здесь, на кольце замочка я хотел бы сделать дарственную надпись!

Я опешил. Кольцо было не больше трех­четырех миллиметров в диаметре, а толщина ме­талла — вообще меньше миллиметра. И сделать на нем какую-то надпись?

Я решил, что посетитель со скуки пришел посмеяться над ма­стером. Сейчас гравер в лучшем случае вежливо откажет, а в худшем — посоветует обратиться к психиатру. Но мастер невозмутимо спросил:

 — А что бы вы хотели здесь на­писать?

 — Ну, напишите так: «Доченьке Наташе от родителей».


Ради искусства

Всё! Я решил, что наступила куль­минация. Сейчас гравер выгонит издевающегося над ним клиента. Однако мастер ответил:

— Нет. Пожалуй, такую большую надпись здесь не сделать. Если хотите, я вам на внутренней стороне замкового колечка напишу имя вашей дочери. Согласны?

Было видно, что посетитель, не по­нимая сложности подобной работы, был искренне разочарован. Но делать нечего — согласился.

Гравер, подготовив инструмент, взялся за работу. Через некоторое время он передал цепочку хозяину и предложил лупу для просмотра:

— Вот, поглядите, буковка «Ш» чуть-чуть наклонилась в сторону. Но имя все равно читается очень чётко.

— Сколько я вам должен? — после минутного изучения цепочки спросил посетитель.

— Да нисколько. Деньги платят за работу. А это так — ради искусства, — ответил мастер, махнув рукой.

Сдержанно поблагодарив, хозяин цепочки покинул мастерскую.

Моя просьба не блистала ни слож­ностью, ни оригинальностью. На­писать на корпусе авторучки нашу общую с братом фамилию и его инициалы не составляло никакого труда. Гравёр вы­полнил работу очень быстро. Надпись была чёткая, ровная и без особого изыска. Звёз­дочка вдохновения в этот раз явно не пролетала. Но, как бы то ни было, брат долго хранил и берёг эту авто­ручку. Она несла тепло рук большого Мастера.

 

Александр Олегович Богатырёв, г. Мурманск

«Невыдуманные истории» №20 / 2016