8 (495) 514 – 74 – 43

Смерть мышам!

Первая проказница

Когда Забава её облизала и вы­сушила, мы разглядели, что киска белая, но вся покрыта большими черными пятнами. Одно покрывало большую часть мордочки, голову с ушами, спинку и весь хвост. Другие пятна были на боках и лапках, образо­вывая «сапожки».

— Нет, вы посмотрите, просто русская красавица с косою до пят, — смеялась я, но переживала: кому захочется брать обычную пятнистую черно-белую кошечку, каких всегда полно в любой деревне?

— Нужно тебе стать какой-то не­обычной кошечкой, чтобы на тебя об­ратили внимание, — говорили ей мы с детьми. Но наши опасения оказались на­прасными. Первые же гости — наши знакомые Ирина с трёхлетним сыном Антошкой — выбрали себе именно Руську.

— Подожди немножко, — говорила Антошке, требовавшему выбранного котенка немедленно, — Руся еще ма; ленькая. Откроет глазки, подрастёт научится из блюдца лакать, тогда и з берете.

Следом за Руськой заняли очередь на котят и другие знакомые и соседи. Однако мы в глубине души не очень верили, что Руську возьмут. Или всё-таки возьмут, а потом передумают — выбросят. Поэтому мы баловали кошечку. Первую к блюдцу подвели,  лучшие кусочки подкладывали ей. Она же от таких знаков внимания становилась всё нахальнее. Руська была заводилой всех игр и пакостей. Первой залезала на шторы, царапала обои, заманивала всех котят в кострюлю на кухне. Однажды забралась на неустойчивый свёрнутый в рулон палас и обрушила его на всю кошачью семью.

У нас в диване лежали двадцать рулонов обоев. Туда-то и умудрилась забраться Руська. Мы услышали жалкое мяуканье, постепенно перешедшее в хрип. Пришлось доставать рулоны и трясти всё по очереди, noка, наконец, не удалось найти чуть не задохнувшуюся кошечку.

Но вот пришло время, и оказалось, что наши опасения напрасны, — Ирка и Антошка, как и обещали, забрали проказницу.

 

Всё доказала

Однажды к новой хозяйке Pycьки пришла их знакомая и услышала в комнате подозрительный звук.

— Это что у тебя? Не мыши скребутся? — спросила она.

— Да, — посетовала Ирина, — на днях одну мышку видела. Не знаю, делать.

— Да это что за дом, в котором кoшка мышей не ловит! — возмутилась гостья. — Выкидывать такую надо на улицу, а не мясом кормить.

— Да ты что! — замахала на неё руками Ирина. — Антошка без Руськи жить не может. Он её с собой в постель кладёт, без неё не ест, не спит. Она малюсенькая ещё, сама, как мышонок. Мы её только на днях от матери отняли.

И она принесла Руську показать. Киска вырвалась из рук и убежала, не­добро сверкнув глазками. Не прошло и трёх минут, гостья ещё продолжала раз­глагольствовать о плохих кошках, как Руська вернулась, таща в зубах заду­шенную мышь. Она подошла к поперх­нувшейся на слове гостье и положила добычу прямо перед её тапками. Женщина не нашлась, что сказать, и в смущении принялась быстро пить чай. Только разговор вошёл в новое русло, Руська притащила ещё мышонка. Гостья извинилась за слова, сказанные в адрес кошки. Но та не успокаивалась. За семь минут Руська притащила к тапкам гостьи пять мышей.

Соседи, прознав про удивительного котенка, стали наперебой приглашать Иру с Руськой к себе. За месяц кошка очистила от мышей весь подъезд, а затем и дома всех знакомых своей хо­зяйки. Благодарили ее, кто чем мог.

— Мы теперь молоко и творог не по­купаем, — с гордостью говорила мне при встрече Ирина, — нас ваша кошечка кормит.

 

Террор в садоводстве

Как-то, в очередной раз встре­тившись с Ириной на улице, я услышала новую историю про Руську. Знакомые посетовали, что мыши второй год их сад почти без урожая оставляют, и по­просили:

— Дали бы нам вашу кошечку хоть дня на три в сад.

— Что вы, что вы! — испугалась Ирина. — Она же совсем кроха, к тому же до­машняя. Я ее одну никуда не отпущу. Да и сын без нее не может. Он мне на ночь такую истерику закатит, если её не будет.

— Так мы вас всех к себе в сад на машине увезём.

Ирина вопросительно взглянула на мужа.

— Ладно, отпускаю, — сказал тот. — Только на три дня и ни часом больше.

Когда усаживались в машину, Ирин муж глянул на котёнка и добродушно пошутил:

— Ну, теперь берегитесь, мыши! Ваша смерть едет.

Руська управилась с садовыми гры­зунами до полудня.

— Это нереально! — разводили руками хозяева сада, складывая задушенных мышей в кучу.

Пока хозяйка угощала Руську кот­летами, хозяин хохотал, пересчитывая мышей. Их оказалось 117!

Соседние садоводы быстро заняли очередь на Руську. До конца дня кошка очистила от грызунов еще два сада, затем работала ночью и весь сле­дующий день. Мышей в садах было по-разному — 70, 15, 90, 130. Слава о кошке по кличке Смерть мышам до­летела до самых дальних уголков са­доводства.

Пришел к Ириным друзьям пожилой мужчина и, смахивая слезу, поведал, как десять лет ведет с мышами войну:

— Перепробовал всё. И травил, и ставил мышеловки, и привозил бро­дячих котов, и стрелял, и взрывал…

Но, по его словам, коты убегали с незнакомой территории. А мыши в от­местку неимоверно плодились и со­бирали урожай неторопливо и нагло, прямо у хозяина на глазах.

В тот день Руську ему не дали. Ирина сказала:

— Кошечка два дня и две ночи не спала, работала. Как отдохнёт, сами с ней придём к вам.

Главный подвиг

Когда Руську принесли, мужчина по­смотрел на неё и только рукой махнул:

— Я думал, у вас что-то серьёзное, а это ж… Разорвут её эти твари. Ладно уж, идите, я сам с ними как-нибудь…

В тот же момент Руська молнией мет­нулась с рук хозяйки и схватила мышь, которая, ничего не опасаясь, бежала из сарая в дом. Мгновенно задушив её, кошка бросилась за сарай. Весь день давила мышей Руська. Отдыхала немного, полакав воды или молока, снова бросалась в бой. Весь день она ничего не ела. От мяса, которое ей предлагали, отворачивалась.

Вечером качающейся походкой по­дошла она к крыльцу домика, но взо­браться на ступеньку у неё уже не хватило сил. Пожилой хозяин взял её на руки и поднёс к блюдцу с молоком. Челюсти у Руськи не смыкались, она не могла поднять головы. Дед накапал ей молока в рот с пальца.

Было уже совсем темно, когда он принёс спящую Руську хозяевам. По его лицу текли слёзы, и он всё повторял:

— Нет, вы только посмотрите, она же поперёк моей ладони помещается вместе с хвостиком. И хвостик-то отрастить ещё не успела. А весу, ну, вот совсем нет, ветром сдует. А такую армию изничтожила! Я ведь десять раз пересчитывал всё, одно число полу­чается — 999 мышей!

Увезли Руську домой ранним утром с богатыми подарками. А садоводы всё утро, вместо работы, ходили к старику мышей пересчитывать.

 

Лариса Александровна Шебалдова, г. Челябинск

«Невыдуманные истории» №16 / 2016